В каждом художнике заложен росток дерзновения,
без которого немыслим ни один талант.
     (Иоганн Вольфганг Гёте)
 

Привет всем, кто сюда попал. Если Вы это сделали случайно – подумайте, там ли Вы оказались, где хотели? И спешно покидая это место, не забудьте потушить за собой свет. Всем же, кто попал сюда сознательно, в здравом рассудке и веселом расположении духа сообщаю: Этот сайт – мой. Его придумал и создал Константин Шиптя. Подробнее об авторе на соответствующей страничке.


    Честно говоря, я не знаю, что здесь писать. Эта страница должна располагать к чему-то домашнему и уютному. Или, по крайней мере, рассказывать о взглядах и предпочтениях автора. Но каждый день я просыпаюсь с новыми идеями – порой противоположными вчерашним. Поэтому ни какими фундаментальными мыслями поделится с Вами не могу. Александр Блок сказал: «Прямая обязанность художника не доказывать, а показывать». Большинство моих работ появились на свет благодаря каким-то чувствам, настроениям, идеям, которые словами описать нельзя – можно только вдохнуть, как глоток воздуха и ощутить на вкус. В творчестве хочу затронуть непреходящие вечные темы: безумной любви и жгучей ненависти, тоску одиночества и дикую радость, мимолетную печаль и безудержное веселье, вечный выбор между тем и этим. Запечатлеть человека в переломный момент – на гране жизни и смерти, на вершине славы и в темной яме забвенья.
    Я не люблю придумывать названия своим работам, т.к. зрители делают это гораздо точнее и интереснее. Мне кажется, что любая картина – это тест Роршаха, где зритель в странном смешении пятен видит что-то свое – то что рисует его разум, рождают его воспоминания и фантазии. А вместо пятен – реальные лица, чувства, желания. По этому мне всегда очень интересно слушать описание моих картин зрителями – они сочиняют целые поемы, заслуживающие того, чтобы их тут же записать на бумагу. Истории, которые захватывают и чаруют – необычные и экстравагантные, раскрывающие саму душу рассказчиков. Зачастую они интереснее тех идей, которые вкладывал в картину я.
    Мне часто задают один и тот же вопрос: «Сколько времени уходит на рисование картины?». И я не знаю, что им ответить. Процесс размазывания красок по поверхности является завершающим и самым коротким в процессе создания работы. Картины рождаются сами собой – независимо от меня, я их не придумываю и не сочиняю, они стучат в дверь моего разума в любое время дня и ночи, и если их слишком много, то я впускаю лишь самых интересных и красивых. Утром встаешь с постели, а в голове уже готовая картина, о которой даже не думал. Читаешь книгу, идешь по улице, слушаешь музыку, беседуешь с друзьями. И вдруг промелькнет какое-то воспоминание, образ, настроение, которое через мгновенье может исчезнуть навсегда. Я хватаю его и пытаюсь удержать в памяти. Бывает, они вырываются и улетают к кому-нибудь другому. Так происходит зачатие картины, так она поселяется в сердце. Потом я собираю лица, вещи, ткани, жесты персонажей, цвета и их характеры. Иногда проходит несколько лет, прежде чем я почувствую в себе силы отпустить ее на волю – в свободное самостоятельное плавание. Настает момент, когда я больше не могу удерживать эту живую трепещущую мысль. В процессе этого творческого брожения зачастую картина совершенно отходит от первоначальной идеи. Уже не я сам, а она решает, как ей выглядеть и что в себя взять, а что отторгнуть. Я становлюсь лишь наблюдателем этого процесса – акушером, который просто вынет ее из мира грез и иллюзий, и бросит на грубую поверхность холста. Но она никогда уже не будет такой прекрасной и волнующей, как в том волшебном недоступном мире воображения. Однажды родившись под рукой мастера, она живет потом своей собственной жизнью – подобно ребенку, который взрослея, становится самостоятельным и идет дальше своих родителей.
    Я вспомнил одну восточную притчу. Однажды ангел сообщил праведнику, что скоро все воды земли изменятся, и кто их будет пить, тот сойдет с ума. Праведник внял словам ангела и вдоволь запасся водой. И действительно, через какое-то время вся вода изменилась и все люди, что пили ее – сошли с ума. Однако между собой эти люди находили общий язык и спокойно существовали, а праведника, который был не такой, как они, считали сумасшедшим. Через время праведнику стало одиноко и грустно, и он тоже стал пить новую воду и сошел с ума. Но в глазах всех остальных он выздоровел, и они его приняли в свое общество.
    Мир вокруг нас – зыбкий и неясный, как утренний туман. Он полон условностей и противоречивых вопросов без ответов. Кем мы в нем являемся? Праведниками или сумасшедшими, строящими свою жизнь на фундаменте безумных идей, губящих и калечащих нас? А картины художников – это окна, в которые можно увидеть реальный мир, или хотя бы его отражение на холсте. Многие наверно хотят попасть в это Зазеркалье, но мы все еще пьем отравленную воду нашего разума.

 
    Приятного просмотра,

Мой электронный саквояжик
AMIGO-K7 @ UKR.NET